Мачеха (Оливер Интимный Уголок)

Добро пожаловать на наш сайт стихов.
Мы собрали для вас лучшие стихи как известных поэтов так и анонимных авторов из народа!
Читайте на здоровье!!!

Майский день выдался не по-весеннему жарким. Во многом благодаря этому, первым желанием Майи, вернувшейся домой, было встать под прохладные ласковые струи душа. Завершив эту неурочную водную процедуру, она посмотрела на часы и ужаснулась. «Скоро Ванюшка из института заявится, а у меня ещё обед не готов» — подумала Майя и, накинув короткий передник, засуетилась у разделочного стола.
К счастью, Ванюшка немного задержался, и Майя почти полностью успела с обедом. Бросив на ходу традиционное: «Привет, Ма!» — он скрылся за дверью ванной. Это «Ма» было удачной находкой Ивана в общении с мачехой. Называть её по имени отчеству было слишком официально, по имени – фамильярно. Называть же мамой женщину, которая всего лишь на десять лет старше, было и вовсе смешно.
Ванюшка ел с аппетитом, вызывая улыбку Майи, которая, продолжая хлопотать у разделочного стола, украдкой поглядывала на пасынка, мысли которого, впрочем, были далеко от еды. Он также украдкой то и дело поглядывал на стройные ноги мачехи, после чего его взгляд скользил вверх по тонким белым трусикам, изящной талии и голой спине женщины, к которой молодой человек давно питал нежные чувства. «Что это? Почему она так одета?» — недоумевал Иван. «А может быть она решила спровоцировать меня, пока отец в отъезде?» — обожгла догадка. Иван вспомнил, как однажды на семейном торжестве Майя попыталась потрогать его мужское достоинство. Именно тогда он решил, что она неравнодушна к нему, но в дальнейшем поведение мачехи в этом смысле было безупречным. Наверное, поэтому Ивана так смутил её шокирующий наряд. В следующее мгновение он поймал взгляд Майи и её нежную завораживающую улыбку. «Точно провоцирует! Такой момент нельзя упускать» — подумал он и встал из-за стола.
Подойдя к мачехе сзади, Иван обнял её за плечи и зарылся лицом в длинных вьющихся локонах. Он чувствовал нежнейший аромат женского тела, ещё недавно обласканного струями воды, неповторимый запах её волос. Руки заскользили по красивым покатым плечам, бархатистую кожу которых так приятно было ощущать под своими ладонями. Продолжая ласкать и сжимать плечи, Иван начал осыпать поцелуями шею и спину мачехи между лопатками. «Ванюшка, перестань! Что с тобой?!» — удивленно воскликнула Майя, чувствуя, как мужское достоинство пасынка упирается между ягодиц. «Чёрт! Я одеться забыла», — наконец поняла она и попыталась вырваться из крепких объятий. Иван воспользовался этим движением и развернул мачеху лицом к себе.

— Я люблю… Я хочу тебя! — задыхаясь от волнения, зашептал он, снова зарываясь в пышных волосах мачехи.
— Ванюш, ты с ума сошел! Это невозможно, — сдавленным голосом ответила Майя.
Ей вспомнилось, как восторженно Ванюшка смотрел на неё в день знакомства, когда его отец впервые привел её в дом. Сколько раз потом она чувствовала на себе этот необыкновенный, полный любви взгляд.
— Я люблю тебя, — повторял Ванюшка, продолжая нежно целовать шею и лицо мачехи, — я люблю в тебе всё….твою улыбку, твои руки, твой смех….
— И мою задницу, — попыталась отшутиться Майя, чувствуя ,как руки пасынка все смелее ласкают её пышные ягодицы.
— Я серьезно, — смутился Иван, и руки его перекочевали в более безобидное место.
— Не говори глупостей! – прошептала Майя, ощущая, крепкие мужские руки на своей груди под передником.

Ей было приятно ощущать, как Ванюшка тискает и ласкает её груди. Соски непроизвольно затвердели, что вызвало у пасынка новый прилив сил. С удвоенной энергией он бросился на покорение вершины. Его руки гораздо смелее стали ощупывать тело мачехи, всё чаще задерживаясь под передником, пока, наконец, одна из них не остановилась на раздвоенной выпуклости внизу живота, скрытой тканью шелковых трусов. Властно сжимая эту выпуклость, Иван чувствовал пружину густых волос и две неровные складки, которые эта растительность пыталась скрыть. Рука скользнула под ткань и тут же утонула между этих пухлых влажных складок. В какой-то момент Ивану показалось, что вершина совсем близко, что ещё шаг, и она будет взята. С такими мыслями он начал уверенно ласкать устрицу мачехи, проникая в неё пальцами. Его губы искали её губы, но…

— Хорош! Пошалили, и будет! – сурово отрезала Майя и с силой оттолкнула Ивана от себя.

Ничего не понимая, с раскрасневшимся лицом, Иван вернулся на место за столом и неожиданно… заплакал. Более чем странно было видеть слёзы на глазах этого мощного широкоплечего парня, которому совсем недавно исполнилось девятнадцать. Майе стало неловко за свою резкость. В случившемся она чувствовала и свою вину. Подойдя к столу, она нежно обняла пасынка за плечи.

— Ванюшка, милый, пойми: мне не составило бы труда уступить тебе , тем более что я и сама испытываю желание, но, поверь, это не принесёт нам желанного удовлетворения.
— Ну, почему? – искренне возмутился Иван, насквозь пронзая Майю взглядом страстных карих глаз.
— Потому, что я не совсем обычная женщина, — тихо сказала Майя, и, увидев недоумение на лице Ивана, спешно добавила, — нет-нет, ты не о том подумал. У меня и с физиологией и с ориентацией всё в порядке, но я отличаюсь от других женщин тем, что.

Майя задумалась. Чтобы Иван правильно её понял, необходимо было рассказать ему всю правду, а этого, как раз, не хотелось . Немного подумав, она решилась всё-таки ответить Ивану откровенностью на откровенность.

— Чем? – заполнил паузу вопросом Иван.
— Тем, Ванечка, что в отличие от других женщин я была не с одним мужчиной, точнее – с несколькими мужчинами сразу. Я знаю, что ты прекрасный любовник и мне не хотелось бы поколебать твою уверенность в собственных силах, но ты никогда не сможешь сделать то, чего способны достичь несколько мужчин.
-Несколько мужчин…Они изнасиловали тебя? – встревожился пасынок.
— Нет, милый… Всё произошло само собой, — ответила Майя и, глубоко вздохнув, начала свой удивительный рассказ… — В районе, где я росла, был конноспортивный манеж , и мы часто проводили там свободное время: помогали наводить порядок в конюшнях, ухаживать за лошадями. За это нам иногда разрешалось посидеть на лошади, а, когда подросли, и немного покататься по манежу. В результате годам к четырнадцати я уже уверенно держалась в седле. Однажды, чисто случайно, я стала свидетелем спора между двумя наездницами. Одна говорила, что испытывает необыкновенное возбуждение при езде без седла. Вторая же, напротив, стояла на том, что такая езда ей кроме боли и неприятных ощущений ничего не приносит. Их разговор почему-то запомнился мне и всплыл в памяти несколькими годами позже, когда я заглянула в манеж поделиться радостью. Было это за несколько дней до свадьбы. Я увидела неоседланного коня и решила проверить, кто из наездниц был ближе к истине. Достаточно было одного круга, чтобы склониться на сторону первой спорщицы. Даже от езды в седле я обычно чувствовала приятное щекотание внизу, а езда без седла многократно усилила это ощущение. Скоро голова моя закружилась, ноги ослабли. Знаешь, как пишут в романах: «Волны оргазма накатывали на неё…». Так вот, эти волны одна за другой, действительно, накатывали на меня, но всякий раз разбивались о волнорез страха – страха шлепнуться на землю. С каждым кругом наслаждение нарастало. Я наклонилась вперед, обняла шею коня и прижалась к холке, но это только усилило трение там…внизу. «Волнорез» стремительно разрушался под натиском «волн» и неизвестно, чем бы это закончилось, если бы не бдительность одного из тренеров. Он остановил коня, на руках отнес меня в подсобку и уложил на скамью, покрытую чем-то мягким. Внутри меня бушевал настоящий ураган. Я умоляла этого мужчину взять меня, что он и сделал…
— Он был первым твоим мужчиной? – робко спросил Иван.
— Нет, Ванюш. К тому времени я уже не раз испытала прелести интимной жизни, в том числе и с будущим женихом, поэтому поведение этого тренера не стало для меня неожиданностью. Я ничуть не удивилась и тогда, когда его место занял второй мужчина, а за ним третий. Сейчас я понимаю, что была не первой, кого езда без седла лишила тормозов, но тогда… Вскоре вокруг меня стали собираться мужчины. Их кольцо постепенно сжималось, и куда бы я ни повернула голову, тут же натыкалась на похотливые жадные взгляды и на штуковины, направленные на меня. Они были всюду: справа, слева, во мне. Мужчины ласкали меня ими, заставляли брать в руки и не только… Сейчас это кажется ужасным, но тогда я была на вершине наслаждения и, если какая-нибудь женщина скажет, что это отвратительно, пусть сначала испытает то, что пришлось испытать мне. Короче, в тот день меня попробовали все, кто этого хотел, начиная с юношей и заканчивая седым конюхом Гаврилычем, который, кстати, и отвез меня домой… Дома я постепенно пришла в себя, а приготовления к свадьбе и вовсе отодвинули случившееся на второй план, но, как оказалось, ненадолго… Всё в нашей семейной жизни складывалось удачно и устраивало обоих, за исключением близости. После интимных вечеров я становилась раздражительной. Из общения исчезли нежность и трепетность. Первый муж успокаивал меня, говорил, что это естественный процесс, но вскоре и он стал замечать, что со мной творится что-то неладное. После близости я не испытывала прежнего расслабления. Напротив, мне хотелось новых и новых его атак. Бессонными ночами я мучила и его, и себя, но удовлетворения не получала. Он ещё сильнее переживал от этого. Тогда я решала рассказать ему о том, что случилось со мной.
— И что же он?
— Он? – усмехнулась Майя, — он назвал меня шлюхой, дал пощечину и ушел. Вскоре мы расстались. Несколько месяцев я не находила себе места, корила себя за откровенность. Тогда же я поняла, что ни один мужчина не сможет мне дать того, что я испытала в тот день в манеже и решила, что никогда больше не выйду замуж.

Майя говорила сбивчиво, всё чаще прикладываясь к бокалу с коньяком, который заботливо наполнял Иван. Слёзы катились по её щекам. Она смахивала их ладонью и говорила… говорила… говорила…

— А что было потом? – спросил Иван.
— Потом я немного успокоилась, у меня появились друзья, а чуть позже и мужчины. В общении с ними, я старательно изображала страсть и симулировала оргазм, когда дело доходило до интима, но ни разу не пыталась повторить, случившееся со мною перед свадьбой… А через несколько лет я встретила твоего отца. Не могу сказать, что мы полюбили друг друга с первого взгляда, но он мне более, чем понравился. К тому же и в интимных делах он оказался лучшим, но и он не мог дать мне желаемого. Вскоре он предложил мне выйти за него замуж. Мысленно я была согласна, но наступать на грабли второй раз не хотелось. Тогда я решила рассказать ему обо всём до свадьбы. Я надеялась, что он поймет и простит меня.
— И он понял?
— Да…Он не только понял и простил, но и поддержал меня.
— Каким образом? – удивился Иван.
— Однажды, после ужина в ресторане, он повез меня домой каким-то новым маршрутом. Я поинтересовалась, куда он меня везёт, на что твой отец , молча завязал мне глаза, и мы тронулись дальше. Надо сказать, он частенько баловал меня подобными играми, и поэтому я нисколько не удивилась, а только обрадовалась его новой затее. Вскоре машина остановилась. Он помог мне выйти и, не говоря ни слова, повел за собой. Когда мы вошли в помещение, он взял меня на руки. Я слышала его учащенное дыхание. Очевидно, мы поднимались по лестнице. Через несколько мгновений я оказалась на какой-то ровной поверхности. Раскинутыми в стороны руками я почувствовала края. Это видимо был стол. Твой отец принялся нежно целовать мои губы, и в то же самое время я почувствовала, как чьи-то руки коснулись моих ног, плеч, живота. Я поняла, что оказалась в окружении мужчин. Их возбужденное дыхание пробудило во мне воспоминания и разожгло забытую было страсть…

Майя говорила взволнованно и громко. По всему чувствовалось, что собственный рассказ всё больше возбуждает её. Она сидела на угловом кухонном диване рядом с Иваном, полностью открытая его взорам, но, кажется, не замечала этого. Непослушная грудь её игриво выскочила с одной стороны передника, а поджатые под себя ноги не менее шаловливо открывали взгляду выпуклость, находящуюся между ними. Эта картина не могла не взволновать и без того возбужденного Ивана, тем более, что продолжение рассказа оказалось ещё соблазнительней начала.

— Сколько их было? – тихо спросил Ваня.
— Я не знаю, — взволнованно ответила Майя, после чего продолжила свой рассказ. – Руки этих мужчин ласкали … раздевали меня. Они проникали всюду, а жаркие мужские губы целовали каждый открытый уголок моего тела. Я согнула ноги. Мужчины брали меня за колени и крутили на этом столе, чтобы повернуть в свою сторону. После этого очередной счастливчик захватывал губами мою плоть, а его язык, как жало, впивался в неё. Это было восхитительно, а сознание того, что любимый наблюдает за происходящим, реально сводило с ума.

После этих слов Иван понял, что просто слушать рассказ мачехи не получится. Положив руку на её бедро, он начал медленно поглаживать его, пробираясь всё ближе к заветному месту. Майя, похоже, была настолько увлечена воспоминаниями, что не замечала этих поглаживаний и горящего взгляда пасынка, блуждающего по её телу.

— Они делали с тобой…ЭТО?
— Да! – со страстью в голосе ответила Майя, — и это было великолепно! Незабываемо! До сих пор ощущения того вечера живут во мне и за это я бесконечно благодарна твоему отцу.
— Он только один раз «поддержал» тебя?
— Нет, — ответила Майя и отчего-то смутилась. – Ещё несколько раз он устраивал мне такие праздники любви, как он говорил, причем сценарий каждый раз менялся. Неизменным оставалось лишь горячее желание мужчин овладеть моим телом. Иногда он не завязывал мне глаза, но мужчины при этом были в масках или скрыты за тонкой полупрозрачной тканью с прорезями, через которые они дарили мне свою нежность. Теперь ты понимаешь, почему я отказала тебе? — спросила Майя, убирая руку Ивана, который, пользуясь случаем, снова уложил её на заветный треугольник.
— Понимаю, — задумчиво ответил, возбужденный услышанным Иван. – А если я приглашу друзей? – воодушевился он. – Ты знаешь, они с удовольствием…
— Не сомневаюсь! – засмеялась Майя.
— Я серьезно!
— Ванюш, я, конечно далеко не ангел, но тем не менее, я не хочу, чтобы твои друзья считали меня развратной женщиной, — сказала Майя и снова нежно обняла любимого пасынка.
— А если ты не будешь знать об этом? – не унимался Иван.
— Это как?
— Очень просто. Слушай меня. Я сейчас приглашу ребят и за столом незаметно для тебя, но так, чтобы они видели, сделаю вид, что подсыпал тебе снотворное. После этого ты ещё немного посидишь с нами, а потом пойдешь прилечь и притворишься спящей.

«Правильно говорят, что яблочко от яблоньки далеко не падает» — усмехнулась про себя Майя, — «поистине достойный сын своего папаши».
Внезапно в её голову ворвались странные мысли и мигом разожгли огонь безумных фантазий. Она представила молодых жеребцов, по очереди овладевающих ею, их накачанные мощные торсы и плечи. Майя закрыла глаза, и тут же в сознании замелькали жадные взгляды парней, их крепкие руки и ягодицы, в которые так хотелось впиться ногтями.

— Ты сможешь притвориться крепко спящей? – спросил Иван, чувствуя, что мачеха колеблется в принятии решения.
— Думаю, что да, — прошептала Майя, ещё не осознавая того, что этим ответом она дает согласие на предложение Ивана.
— Ну, вот и прекрасно! – обрадовался тот. – Значит, ты согласна?
— Да, — взволнованно выдавила из себя мачеха, — но при одном условии.
— Каком? – встревожился Иван.
— Я согласна, при условии, что ты… будешь первым, — тихо прошептала Майя и положила руку на самое чувствительное место на теле Ивана…

Если вы хотите добавить свои стихи к нам на сайт и по всем вопросам — обратитесь к администрароу проекта! Хорошем Вам настроения и добра!!!

Нет комментариев

Добавить комментарий

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Adblock detector